Будущая политика контроля за распространением наркотиков в странах бывшего Восточного Блока.

Будущая политика контроля за распространением наркотиков в странах бывшего Восточного Блока.
Будущая политика контроля за распространением наркотиков в странах бывшего Восточного Блока.

Трудный выбор пути, отличного от западного.

Доктор Cohen (Коэн) Амстердамский Университет. Работа представлена ​​в Париже 25 февраля 1993 Европейский коллоквиум по кризису нормативных систем. Организован группой "Groupe Europeenne de Recherche sur les Normativites" La Maison des Sciences de I'Homme, Париж.

Введение в этой статье мне хотелось бы привлечь внимание к процессу формирования политики контроля за распространением наркотиков, который идет сейчас в странах бывшего Восточного Блока, а также рассмотреть те варианты выбора, которые являются (или, возможно, не имеют) у этих стран при определении ими такой политики. Их выбор состоит в том, чтобы принять вполне установившуюся политику, которая является нормой на западе (политику, основанную на запрет наркотиков), либо учесть опыт западных стран с их политикой - и искать другие решения.

Hекоторые из этих других решений будут представлены в данной работе, не в виде проектов, а в качестве нормативных критериев, которые могут служить руководством при выработке весьма разнообразных вариантов политики.

Проблемы, связанные с политикой запрета наркотиков.

Западная политика по психотропных веществ растительного происхождения и новых "синтетических" наркотиков основана на постоянно разрабатываются и развиваются запретительных мерах.

В Западной Европе и Северной Америке мы видим результаты многолетнего осуществления такого подхода.

Хотя законы, касающиеся употребления наркотиков, в разных странах применяются с разной степенью строгости, эти различия не имеют существенного значения.

Исключением является Hидерланды, Дания и Испания - страны, которые приобрели реальный опыт работы без запрещения использования конопли.

В противном многочисленные запреты прежнему составляют сущность установившейся политики в отношении наркотиков в большинстве стран мира.

В Западной Европе прочно укоренилась политика запретов. В 1989 г. во Франции была основана CELAD (Европейская комиссия по борьбе с наркотиками) - бюрократический орган, под покровительством которого национальные правительства стран - членов ЕЭС координируют законодательные ограничения в отношении наркотиков.

Организованная ранее (в 1971 г.) во Франции Группа Помпиду, работающая под прикрытием Совета Европы, как и ранее, способствует правительственным экспертам в области политики, обычаев, содержания тюрем и эпидемиологии, проводя регулярные совещания и преследуя те же цели, что и CELAD.

Всемирная Организация Здравоохранения создала европейское отделение ВОЗ по резеденцию в Копенгагене, которое, поскольку это касается политики борьбы с наркотиками, проявляет определенную сдержанность в отношении наиболее строгим традициям запретительного подхода, но не проявляет никакой заинтересованности в поиске новых способов эффективного контроля наркотиков вне этими традиционных путей.

ООH содержит в Европе крупные бюрократические организации по борьбе с наркотиками (UNICRI в Риме, UNDCP в Вене), а также поддерживает разработанную ВОЗ - новую Программу по борьбе с наркоманией (PSA) в Женеве.

Интерпол, резиденция которого находится в Лионе, также оказывает постоянное давление в направлении запретительных мер, и его влияние, как будет показано ниже, распространяется также и на восточные страны.

Американское Управление по борьбе с наркотиками (DEA) имеет агентов, связанных с большинством посольств США в Европе, и благодаря своему дипломатическому статусу, представляет собой значительную группу давления, весьма близкую ко всем национальным правительствам.

В странах Восточной Европы агентов DEA часто рассматривают как искренних и объективных экспертов в данной области.

Действительно, когда новые восточно-европейские страны ищут помощи в области контроля над наркотиками, один из немногих имеющихся у них возможностей состоит в том, чтобы обратиться к специализированным бюрократическим организациям в Западной Европе и Северной Америке.

Но они не найдут там ничего, кроме людей, профессионально защищающих "культ" контроля над наркотиками, который принес так много вреда, став причиной смертей и убытков.

Кроме этих крупных бюрократических организаций, само существование которых зависит от выживания и распространения политики запретов, страны Восточной Европы могут обратиться за опытом к национальным департаментам контроля за распространением наркотиков, они найдут довольно различные точки зрения на политику в этом вопросе.

Почти во всех европейских странах чиновники низшего и среднего уровня, занятых в системе борьбы с наркотиками, критически относятся к тем мерам, которые предусматривает современная политика в отношении потребителей наркотиков, наркоманам, правовым институтам, тюрем, заключенным, коррупции различных уровней, а также организованной и неорганизованной преступности.

Группа городов, подписавших Франкфуртскую Резолюцию (среди прочих, Амстердам, Франкфурт, Базель, Цюрих, Любляна, Гамбург, Афины и Роттердам, а также с осени 1993 г., Балтимор в США), поддерживают эту резолюцию, содержащую критику запретительных форм контролю за наркотиками, потому что они лишают эти города способности к действию.

Резолюция требует отмены уголовной ответственности и штрафов за потребление наркотиков.

Одно из центральных положений данной резолюции гласит: "Уголовная ответственность не только является препятствием для оказания помощи наркоманам и их лечения, она также заставляет полицию и судебную систему выполнять работу, которую они не в силах выполнить".

Отдельные эксперты в составе правительственных организаций все больше устают от запретительных форм контроля над наркотиками.

Однако города, подобные подписали Франкфуртскую Резолюцию (а также отдельные лица или отделения департаментов в национальных правительствах, выступающие против политики запретов), оказываются почти незаметными на фоне правительств новых восточноевропейских государств.

Мне хотелось бы выдвинуть гипотезу о том, что разработка направлений борьбы с наркотиками является функцией других, более важных видов политики, стоящие на повестке дня современных политических деятелей данного региона.

Основная цель и мотивация политической жизни в странах Восточной Европы состоит в том, чтобы не допустить сходства с прежней партийно-политической системой коммунизма.

Рыночная экономика, демократический плюрализм и парламентаризм являются для этих стран чем-то вроде общих моделей.

Употребление наркотиков и (обычно) наркомания фактически отсутствовали в повестке дня бывших коммунистических стран, или, если присутствовали, то имели низкий статус из-за атмосферы табу, которая их окружала.

Одним из важных пунктов политической повестки дня в этих странах является отмена таких табу на вопросы, которые при старом режиме нельзя было говорить.

Но поскольку эти страны не выработали своих собственных политических институтов или теорий потребления наркотиков, они не имеют собственной модели, которая могла бы служить отправной точкой для формулирования политики борьбы с наркотиками.

Но это, возможно, не единственная причина, заставляющая восточноевропейские страны энергично осваивать западные модели.

Важную роль играет потребность во всех видах материальной и технической помощи. Как строгое соблюдение критериев Международного валютного фонда по реорганизации экономики представляет собой цену, которую приходится платить за экономическую помощь Запада, так и принятие принципов главных бюрократических инстанций, которые придерживаются запрета подхода, является ценой, которую приходится платить за помощь западных стран в области контроля за наркотиками .

Много новых восточно-европейские страны не таможенной службы.

Для того, чтобы учредить такую ​​службу, им нужны аппаратура и деньги, которые западные страны или организации, возможно, готовы дать, если местные организации будут играть определенную роль в контроле поступления наркотиков из этих стран на Запад.

Западные страны могут рассматривать страны Восточной Европы как значительную большую угрозу, возможно, даже более значительную, чем в период холодной войны.

Эти новые страны внушают опасения как источника массовой иммиграции, а также в качестве основных путей, по которым в Западную Европу могут нелегально поступать наркотики из новых источников.

Хотя непонятно, на чем основано это последнее опасение (на рынках западных стран не наблюдается дефицита наркотических средств, а цены на них постоянно падают), такие опасения заставляют западную бюрократию отправляться на Восток с миссией контроля за наркотиками, организуя совещания по вопросу усиления такого контроля.

Интерес, проявляемый западными странами к установлению эффективного контроля на границах новых государств, возможно, базируется на страхе перед крупномасштабной неконтролируемой миграцией (и, прежде всего, эмиграцией криминальных элементов, а не перед грандиозным потоком наркотиков, для которых в западных странах фактически нет рынка , или этот рынок очень мал.

Если бы новые восточные республики можно было убедить организовать эффективный пограничный контроль под предлогом угрозы распространения наркотиков, это, возможно, помогло бы решить главную проблему западных стран: регулирование потока иммигрантов в Западную Европу.

Большой интерес западных властей к тому, чтобы заставить восточные республики принять политику контроля над наркотиками, основан не только на анализе и оценке различных вариантов стратегии в области борьбы с наркотиками, но и на других политических приоритетах.

Соответственно, сама по себе эффективность политики с точки зрения контроля над наркотиками может быть для них существенна.

Для восточных стран аналогичная заинтересованность может быть основана на страхе перед неконтролируемым ростом преступности.

Экономика этих стран пока не способна обеспечить их гражданам приемлемый уровень благосостояния, поэтому в них широко развивается теневая экономика, которая угрожает становлению экономики легальной.

Рост связанной с торговлей наркотиками криминальной группы, которая за счет крупномасштабных операций с наркотиками может стать основным кормильцем западной валюты, должен представляться правительственным органам восточноевропейских стран настоящим кошмаром.

В Польше, например, существование множества наркоманов с большим стажем внутривенного употребления наркотических средств, а также наличие появившейся еще в 70-х годах теневой экономики, в рамках которой осуществляется производство наркотиков, привели к развитию рынка наркотиков типа амфетамина.

Эти вещества также экспортируются на запад, главным образом, в Швеции и Германии, за счет чего в Польшу попадает значительное количество твердой валюты.

Возможности криминальной торговли наркотиками на обширной территории бывших Советских республик также признаются их местными властями.

Другие причины поддержки в Восточных странах политики запретов в области борьбы с наркотиками в Восточных странах состоят в том, что очень часто интенсивные и разрушительные формы потребления наркотиков сосуществуют с социальным хаосом и переменами в политике.

Можно предположить, что осуществляемая в настоящее время политика снижения потребления алкоголя, в основном не дает положительных результатов, приведет к тому, что большое внимание будет привлечено к употреблению запрещенных лекарственных средств, которым будет предоставлено символическое значение порока, еще более опасного, чем алкоголизм.

В некоторых странах (например, в Латвии) появились сообщения о росте потребления запрещенных наркотиков в результате борьбы с алкоголем, а в Польше, по имеющимся сведениям, самодельные наркотики стали дешевле водки.

Кроме того, в некоторых странах, особенно в Венгрии, появились сообщения об очень высоком уровне потребления разрешенных снотворных и седативных лекарств среди неимущих групп населения, что нарушает опасения относительно большого потенциального рынка запрещенных наркотиков.

И, наконец, важное значение имеет то, что восточно-европейские страны имеют большой опыт в политике подавления.

Хотя политика такого типа и ассоциируется со старым режимом, правительственные организации располагают готовой технологией и соответствующим образом, могут найти применение в новой области борьбы с наркотиками.

Альтернативные варианты политики в области контроля над наркотиками для новых восточных демократических стран должны выбираться с учетом всех указанных выше факторов.

Однако нет сомнений в том, что восточные страны примут участие в конкуренции за западный рынок потребителей наркотиков.

Побочным продуктом такой конкуренции будет все возрастающая доступность психотропных веществ, которые пока остаются редкими, на внутренних наркорынка этих стран.

Я хотел бы подробнее остановиться на этом вопросе, прежде чем перейти к краткому изложению возможных для восточных стран вариантов методов борьбы с наркотиками, которые, как мне кажется, оказались бы гораздо менее деструктивными, чем те, которые поддерживаются правительствами западных стран и бюрократическими организациями по контролю над наркотиками.

Если говорить только о гашише, бывшие советские республикимогли бы стать грозными конкурентами для южноамериканских, марокканских, турецких и ливанских производителей каннабиса.

Согласно данным миссии UNDCP в семи бывших советских республиках, только в трех из них - Казахстане, Кыргызстане и России - есть 1,2 млн. гектаров дикорастущей посевной конопли, которые трудно уничтожить или держать под контролем.

Так получается из нее марихуана является на Западе самым распространенным из всех запрещенных наркотиков, эта конопля представляет собой привлекательный источник получения дохода для местного населения, которое с точки зрения экономики не имеет практически никакого будущего.

Аналогичная ситуация с опиумом. Hесмотря на то, что западный рынок запрещенных опиумных продуктов никогда не обслуживал более нескольких десятых долей процента от различных групп населения, после установления запрета нелегальность подняла их цену на уровне, который гарантирует возникновение вокруг них сложных криминальных организаций на территории новых республик.

А поскольку в СССР было хорошо развито образование и достигнут высокий уровень всех технических ноу-хау, необходимых для сложного химического производства, химики и фармацевты без всякого сомнения будут предлагать свои услуги в производстве таких запрещенных опиумных продуктов, как морфин, кодеин и героин, а также в незаконном производстве "синтетических наркотиков" и лекарственных средств, отпускаемых по рецептам.

Польша уже осуществляет операции на рынке амфетамина, а на территории бывшей Восточной Германии, согласно имеющимся сообщениям, проводится MDMA для западного рынка.

Но рынок конопли, несомненно, является наиболее значительным. Поэтому мне кажется, что новые республики должны избегать моделирования своей политики по отношению к конопли по наиболее распространенным западным образцам.

Признание того факта, что этот рынок не поддается подавлению, позволило сосредоточить силы на более важных уголовных проблемы.

Hидерланды предлагают отличную модель, которую могли бы изучить правительства, серьезно заинтересованные в поиске других подходов к политике в отношении конопли.

Кроме того, новым восточным республикам придется принять тот факт, что внутри их границ будет наблюдаться некоторый спрос на другие психотропные вещества, например, MDMA, и подавить этот спрос будет так же невозможно, как и в западных демократических странах.

Теги: Будущая политика контроля за распространением наркотиков в странах бывшего Восточного Блока.

Если Вам понравилась новость поделитесь с друзьями :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
ВНИМАНИЕ!!! Вся информация предоставляется исключительно с образовательной целью. Наркотики вызывают зависимость, вредят здоровью и угрожают жизни! Главной причиной алкоголизма в нашем государстве есть традиция, которая несет серьезную угрозу будущему нации. Мы против курения, алкоголя и наркотиков